?

Log in

No account? Create an account

Николай Зиновьев


Не потому, что вдруг напился,
Но снова я не узнаю, –
Кто это горько так склонился
У входа в хижину мою?

Да это ж Родина! От пыли
Седая, в струпьях и с клюкой...
Да если б мы её любили,
Могла бы стать она такой?!.

По вечерам в нестойкой тишине
По комнатам погасшим, нешироким,
Таинственны и вкрадчивы во мне,
Блуждают ненаписанные строки.

Незрелые, они едва-едва
Касаются ленивого сознанья
Затем, чтобы их щедрые слова
На лист упали божьим подаяньем;

Чтоб словно неокрепшие птенцы,
Подняться к облакам они хотели;
Чтоб оперившись под пером в столбцы,
ВысОко в высь до Господа взлетели;

Чтоб Он, любуясь искренностью строк,
В награду мне качнул кленовой веткой.
Он будет благодарен – я помог
Их донести до сердца Человека.

Хранитель

Воздушных  потоков  немного  и  надо,
чтоб  тихо  взлететь  и  остаться  над  миром.
Гораздо  сложнее  –  умение  падать
обратно  на  землю  солдатом  бескрылым,
умение  жить  и  царём,  и  народом,
забыв  ради  этого  всё,  что  предвидел... –
бесшумно  скользнуть  в  полумрак  гардероба,
накинуть  пропитанный  порохом  китель... –
и  в  доску  своим!..
и  чужим  –  тоже  в  доску!.. –
по  грязным  дорогам  на  белом  мустанге
под  хохот  и  свист,
параллельно  и  плоско,
теряя  доспехи  в  пути  окаянном...

Измазавшись  в  инфра-  и  ультраколоре,
себя  извлекать  из  чужих  кинофильмов,
садиться  над  бездной,
о  правде  с  ней  споря, –
и  в  этом  движении  быть  дальновидным.

Воздушных  потоков?!.. –
Ты  сам  круче  ветра!
Ты  сам  –  доказательство  Высших  законов!
А  в  жилах  беснуются  тысячи  предков, –
ты  с  ними  в  тяжёлые  латы   закован...

В  пути  оседает  сознание  бытом,
но  рвёт  его  память  геенн  и  эдемов!..
                Над  каждой  вершиной  скелеты  прибиты,
                под  каждой  могилой  огромные  корни...



Разуверившийся

Я не верую в Господа Бога,
Да и в Чёрта я веры нейму!
Знаю, гибельна эта дорога,
Но меняю я крест на суму!

По разбитой, истоптанной зверем,
В проповедных, гниющих плевках.
И ни в Бога, ни в Чёрта не веря,
По дороге пойду в кандалах!

Пусть гремят мои ржавые цепи!
Нарушая загробный покой.
В полумраке а не в полусвете,
По дороге, и только прямой!

Не сгибаясь под ветром, упрямо.
Шаг за шагом и только вперёд!
Мимо истинно лживого храма,
Там где в стадо сгоняют народ!

Пусть одежды мои обрывают,
Лапы чёрных, умерших ветвей.
Пусть святоши к себе зазывают,
Маяками слепых фонарей.

Не сверну я, не ждите, не стоит!
Не услышу я ваше нытьё.
Мне глаза, ваша ложь не откроет,
У меня теперь вера в своё!

Пусть не мытое, рваное, битое!
Без улыбки растянутых губ.
Приведёт меня, всеми забытое,
В старый, русский, покинутый сруб!
 Труби, труби, последний ангел!
   В который раз мы - у черты...
   Что будет с миром окаянным -
   Не предречем ни я, ни ты.
 
   И вновь толпа зовет мессию,
   Как много лет тому назад,
   И вновь копье, что ищет змия,
   Ударит вдруг и невпопад.
 
   Немой пророк, незримый ратник,
   Чей тайный лик закрыт для глаз,
   Лети, лети, усталый всадник,
   И милуй нас, и минуй нас.
 
   Тебе - полет дорогой звездной
   По-над землей, где боль и страх,
   А нам - ветра и огнь небесный
   В твоих глазах...

Поэту

Они  напевают  твои  слова,
но  ты  почему-то  не  хочешь  их  слушать...
Мечтаешь  с  рассветом  у  моря  слагать
поэмы  из  бриза,  песка  и  ракушек.

Они  украшают  тобой  бедлам,
крадут  непонятно-красивых  героев,
им  дорог  художник  и  твой  капитан,
с  его  кораблями  небесных  конвоев.

Они  добавляют  остатки  снов
твоих 
в  равнодушные  будни, –  неплохо!..
Но,  слушая  собственный  молитвослов,
тебе  почему-то  не  хочется  хлопать.
И  ты  растворяешь  в  себе  вино,
заполнив  страницы  звереющей  скукой... –
тебя  потеряли  довольно  давно
в  прокуренном  мире  поломанных  кукол.

        Они  перепишут  твои  слова,
        приляпают  к  ним  незнакомое  имя... –
        пустое...
        Как  хочется  нарисовать
        солёные  брызги  во  взгляде  любимой!

        Они  не  поймут,  не  поверят  в  то,
        что  жизнь  –  это  вечный  космический  ветер...
        Ты  молча  уйдёшь,
        завернувшись  в  пальто... –
        они  не  заметят...
        они
        не  заметят...

Апостол

Владимир Скобцов

"Держись, держись, прорвёмся, братик,
Ещё зубами будем рвать их,
Ведь на войне, не на кровати,
Навылет, а не наповал.

Жизнь тяжела, а смерть крылата,
Плевать ей, кто укроп, кто вата,
Кому Россия виновата,
А кто Донбассу задолжал.

Ждут нас небесные альковы,
Да снайперы, видать, хреновы
И песни пуль для нас не новы,
И мы со смертью не на вы.

Ты покури, а я прикрою,
Смотри: за первою звездою
Гуманитарные конвои
Везут усталые волхвы.

И Ирод цел и жив покуда,
Гешефт свой делает Иуда
И мы тобой не верим в чудо,
И на войне, как на войне..."

Разорван в клочья мира атом,
Нещадно кроя небо матом,
Апостол в должности медбрата
Мессию тащит на спине.
Виктор Гаврилин
Как долго надо жить на этом свете,
чтоб потаённым отгорев огнём,
мне не любить уж так и дали эти,
и липы вековые под окном!

Как долго надо жить на этом свете,
чтоб жизнь жестоким вёснам оттрубя,
изжив всё сумасшедшее в поэте,
мне, наконец, совсем забыть тебя!

Чтоб просыпаться мудрым на рассвете,
чтоб жизнь не опьяняла, как вино,
как долго надо жить на этом свете!
Да только мне такого не дано.

В белом клевере
Белый кремль.
Ангел, верю ли?
Боль ли грех?

Стены-зубчики.
Не осётр?
Град в излучине
Вознесён.

Резью золота
Взлёт крестов.
Хлебосольствие.
Все за стол!

Голос с ярмарки -
Сто пикуль.
Краски яркие -
Благ июль.

Кавалерией
Фонари.
В белом клевере
Кремль царит.

Profile

перо
hatins2014
hatins2014

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Akiko Kurono